logo



Психологические методы подбора и оценки персонала HR-Лаборатория Human Technologies HR-Лаборатория Human Technologies
Ваш провайдер оценки персонала
Москва
Обратная связь
test@ht.ru
+7 (495) 514-31-15
+7 (495) 669-67-19
Главная О компании Контакты Техподдержка HT-Line Наши представительства





Rambler's Top100

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

О сертификации

Редакция Ht.ru, В. В. Столин
30 июня, 2008

 

Вопрос о сертификации чрезвычайно важен. Он давно «витает в воздухе». Разумным представляется и принцип «добровольной сертификации». Однако и решение Президиума Общества психологов по сертификации, и интересная статья Николая Алексеевича Батурина, наводят на мысль, что базовые аспекты темы пока обсуждены недостаточно. Следовало бы вернуться к исходным «простым» вопросам: что именно подлежит сертификации, в каких сферах деятельности, кто сертифицируется, зачем это делать, кто может выступить в качестве органа сертификации.
Предлагаю исходно различать не только добровольную и обязательную сертификацию, но и частную, специальную сертификации и общую сертификацию, то есть различать сертификацию приобретения юридических и профессиональных прав использования каких-либо специфических продуктов или методов, выходящих за рамки общеизвестного в профессии, и общую сертификацию профессиональной деятельности в какой то области.
1. Что касается частной сертификации – то в практике это давно происходит в форме сертификации пользователей (или распространителей, дилеров) компанией-производителем (изобретателем) новой услуги или продукта. Например, это происходит в области тренингов навыков, использования тестов, в области использования HR инструментов, базированных на психологии и IT технологиях. Сертифицирующим органом выступает компания-правообладатель, а сертифицированные права на использование приобретают либо компании, либо физические лица. Эту практику стоит всячески поддерживать – только так может сформироваться зрелый рынок услуг или продуктов. И такая сертификация не может быть добровольной, но только обязательной. К сожалению, пока положение дел в этой сфере далеко от желаемого. Методики и программы нещадно воруются и воспроизводятся. Вопрос в том, как конкретно усилить обязательность такой сертификации и защитить правообладателей.
Из решения Президиума общества психологов следует, что сертифицироваться должны услуги и продукты и, в частности, для этого создается Национальный центр по сертификации. Поскольку этот Центр не является правообладателем, то, по-видимому, сертификация в этом случае будет означать некоторую добровольную дополнительную экспертизу и подтверждение качества услуги или продукта. В принципе, услуги такого Центра на рынке могут оказаться востребованными при соблюдении ряда условий.
Во-первых, должно быть найдено решение проблемы конфиденциальности, строгого соблюдения коммерческой тайны, и охраны авторских прав. Любые инструменты и услуги, разрабатываемые как компаниями, так и «свободными агентами» в данной области, как правило, являются их интеллектуальной собственностью и в ряде своих аспектов являются коммерческой тайной. Разглашение и распространение определенных сведений о таких услугах может повредить интересам их правообладателей. При этом надо помнить, что у нас в стране тесты и опросники охраняются только как литературные произведения, то есть, по сути, никак не охраняются. Прежде чем сертифицировать методы и инструменты, права их обладателей и авторов надо научиться охранять.
Во-вторых, эксперты института должны быть одновременно и уважаемыми профессионалами в своей области (причем, не только учеными, но и практиками, и менеджерами-предпринимателями) и одновременно быть независимыми, незаинтересованными лицами, то есть не быть конкурентами тех, кто будет присылать свои изобретения на сертификацию. Думаю, обеспечить это условие сегодня будет крайне сложно.
В-третьих, коммерческие интересы не должны возобладать в деятельности Центра, иначе очень скоро такая сертификация превратиться в простую покупку сомнительного конкурентного преимущества.
2. В области «общей сертификации» - сертификации вида деятельности для профессионалов на национальном уровне – дело обстоит еще сложнее.
В решении Президиума Общества психологов перечислены восемь областей психологической науки, включая психологию личности, юридическую психологию, клиническую психологию и т.д., в которых будет применяться сертификация профессионалов, имеющих право на работу в этих областях. Честно говоря, это вызывает недоумение.
Объектами сертификации являются, в частности, физические лица, «выполняющие профессиональную деятельность в области психологии». По всем перечисленным направлениям в отечественных ВУЗах происходит подготовка психологов. Успешно прошедшим подготовку выпускникам присваивается квалификация «психолог» - то есть подтверждается право выпускника выполнять профессиональную деятельность в области психологии. Выдается диплом государственного образца. Это разве не сертификация? Может создаться впечатление, что Общество психологов государственную сертификацию в виде присвоения ВУЗами квалификации «психолог» считает «не настоящей», и предлагает заменить иной, с помощью вновь создаваемой организации. Но разве тем самым ценность вузовского диплома не умаляется почти до нуля? Это тем более странно, что активные лица этой идеи – ученые и вузовские преподаватели, заведующие кафедрами. Казалось бы, их самих должна возмутить, что присвоенная ими квалификация и выданный сертификат будут ставиться под сомнения неким вновь созданным институтом.
Понятны предпосылки этого решения. В стране за последние десятилетия открыты сотни учебных учреждений, выдающих дипломы «психолога». Наверное, некоторые из этих учреждений готовят специалистов не слишком хорошо. Но разве это может служить основанием, чтобы отказать в доверии всем ВУЗам? Во всяком случае, мне, как выпускнику МГУ им. М.В.Ломоносова это кажется обидным и для МГУ и для его выпускников. Если кто-то плохо готовит студентов, давайте разбираться с этими ВУЗами, а не отменять права дипломированных специалистов заниматься полученной в ВУЗе профессией.
Возможно, авторы постановления имели в виду не любую профессиональную деятельность, а только практическую. Этого, однако, из текста постановления не следует, более того, области деятельности сформулированы вполне академически – как области психологической науки вообще - юридическая психология, психология личности. Но даже если допустить, что это просто неточность формулировок, для занятий научной работой в области психологии специальная сертификация не требуется, а имеется в виду практическая работа, то получится, что ВУЗы должны готовить своих выпускников только к научной работе. Согласны ли с этим ВУЗы и выпускники? Согласуется ли это с жизнью, требованиями практики, бизнеса, социальной сферы? Да и почему психологи должны дискриминироваться в отношении представителей других профессий – инженеров, врачей, учителей? Или для того, чтобы поступить работать учителем в школу или врачом в больницу тоже не хватит полученного диплома и придется проходить дополнительную сертификацию?
Очевидно, что даже и не любую практическую деятельность в области психологии возможно и разумно сертифицировать. Какую же деятельность было бы желательно сертифицировать? Этот вопрос более всего и нуждается в публичном обсуждении специалистами, и, прежде всего, теми, кто уже практически работает в различных областях народного хозяйства.
Могу лишь сформулировать свою точку зрения. Эта точка зрения основывается на том, что рассматривать надо не области психологической науки, а суть профессиональной деятельности психолога, и в частности, - те отношения, в которые вступает психолог в своей профессиональной деятельности. Думаю, что можно было бы обсуждать, как первоочередную, добровольную дополнительную сертификацию в сферах деятельности, одновременно обладающими следующими критериями.
1. Нужно рассматривать те отношения психолога со своим клиентом или объектом воздействия, где последний находится в более «слабой» по отношению к психологу позиции.
2. Объектом сертификация могли бы быть те сферы деятельности, к которым обычная вузовская подготовка в принципе не может быть эффективной.
3. Нужно сертифицировать лишь те сферы деятельности, где прямые последствия профессиональных ошибок действительно серьезны.
4. Можно сертифицировать лишь те профессиональные деятельности, где психолог явно пользуется авторитетом своей науки, называет себя психологом, обосновывает свои заключения законами или фактами психологической науки и практики.
Поясню сказанное. Психологическое консультирование населения (как практическая деятельность), психотерапевтическая практика – это области, в которых клиенты или пациенты находятся в более слабой позиции в отношении к психологу. Известно, что в ходе терапии или консультирования формируются особые отношения – одна сторона становится более зависимой и уязвимой, чем другая (1 критерий) Неверным, непрофессиональным вмешательством можно нанести серьезный вред (3-й критерий). Современные российские ВУЗы не вполне приспособлены к подготовке к этой деятельности, к которой, по мировой практике, надо готовить через систему индивидуального супервизорства, занимающего сотни, а иногда тысячи часов (2 критерий). И. естественно, это можно осуществить только в случае, если сам психолог выдает себя (позиционирует себя) как психолога (а не, например, как психоаналитика - у них свои «правила игры», или социального работника, или, медиатора).
Если убрать хотя бы один из этих критериев, всякая сертификация деятельности психолога превращается либо в чей-то бизнес проект, либо (если сертификация становится обязательной) - в необоснованную и обреченную на провал попытку запрета на профессию или сдерживание предпринимательской инициативы.
Так, работник отдела развития компании, психолог по образованию, может выдавать рекомендации по организационному развитию, это может делать и внешний консультант психолог. Но их клиент - организация, по определению не является более слабым элементом взаимодействия. Конечно, рекомендации могут быть и глупыми, и вредными. Но хотя и в каждой организации тоже работают люди, злоупотребить психологической зависимостью гораздо труднее. Устраиваются тендеры. По консультантам наводятся справки. Изучаются их предыдущие успехи. Рекомендации можно не принять, перепроверить, а неподходящих консультантов уволить. На компанию-консультанта можно наложить штрафные санкции. Во всяком случае, психологи, консультирующие организации, не обладают более сильными позициями, чем другие консультанты – финансовые, юридические, управленческие и т.д. Для других консультантов дополнительной сертификации не требуется.
По поводу четвертого критерия – можно сертифицировать только те области, где работник называет себя «психологом», более того, там, где работник заинтересован называть себя психологом.
Дело в том, что любой человек имеет безусловное право давать советы другому человеку, «консультировать» другого и брать за свои советы оплату. Так же нельзя ограничить право гражданина воспользоваться советом тех лиц, которых он считает подходящими советчиками. Если частное предпринимательство в стране не запрещено, то нельзя и запретить, и, следовательно, поставить под контроль, подобную деятельность. Единственное, что могут сделать профессиональные сообщества (или государство) – это запретить называть такую деятельность специальным термином. Так, государство запрещает не дипломированным медикам называть себя медиками и врачами и запрещает медицинскую и врачебную практику не медикам, но вынуждено дозволять деятельность «народных целителей», «экстрасенсов», «магов» которая не попадает под описание врачебной деятельности. В США, если ты пишешь на своей визитной карточке «психолог» и занимаешься семейной терапией - нужна лицензия Американской психологической ассоциации. Но если ты назвался брачным консультантом или медиатором – можешь делать то же самое без лицензии. Почему все-таки эти лицензии получают? Да потому что это облегчает «экономическую деятельность». Деятельность сертифицированного психотерапевта может быть оплачена за счет медицинской страховки, а деятельность брачного консультанта - нет. В сфере бизнес – бизнесу (управленческое консультирование, в частности консультирование в области человеческих ресурсов) никаких лицензионных ограничений или преимуществ не предусмотрено. У нас, насколько я знаю, психологическое консультирование, и психотерапия, проводимая психологом, не оплачиваются через систему страхования. Тем более нет никаких преимуществ у психолога, занимающегося организационным консультированием. Почему бы ему вообще не забыть про наименование психолог, и не называть себя просто организационным консультантом? Кстати, сегодня в бизнесе только явное меньшинство наших коллег-психологов оформлено на должностях, в которых использовано слово «психолог». Большинство – это «специалисты», «менеджеры», «начальники групп или отделов», «консультанты», «эксперты» и.т.п. Пока еще «психолог» в трудовой книжке – не слишком то престижно и выгодно. Так что, любое устрожение допуска психологов к практической работе обернется еще большим контрастом – ВУЗы будут готовить тысячи и тысячи новых психологов, а в народном хозяйстве эти тысячи будут исчезать и прятаться под наименованиями, вроде «специалист департамента управления человеческими ресурсами».
Тем не менее – добровольная сертификация, если ее чисто квалификационный, тестирующий смысл заменить обучающим, то есть предпослать ей подготовку или переподготовку по специальной программе повышения квалификации, может быть полезной и самим психологам, и организациям, в которых они работают, и более широко – всему обществу. За такой сертификацией должна лежать программа дополнительной подготовки, в которой психолог нуждается, которая повышает эффективность психолога и его «стоимость». Такая программа, за которую готовы платить - сам психолог или организация, где он работает. Добровольная сертификация, свидетельствующая о прохождении программы повышения квалификации, могла бы затронуть и более широкий список деятельностей, чем те, которые отвечают четырем критериям необходимости сертификации. Для этого необходимо выполнить ряд условий.
1)привлечь к составлению программы повышения квалификации наиболее продвинутые организации, наиболее авторитетных преподавателей и практиков со всей страны.
2)ввести в профессиональное сообщество требование по повышению квалификации – пускай и добровольное, как этический стандарт.
3)Сделать исполнение программы распределенным по всей стране, по разным организациям – там, где есть чему поучиться.
4)По примеру других стран присваивать за прохождение подпрограмм определенный бал с достижением суммарного балла, требуемого для подтверждения квалификации.
2)обеспечить участие в сертификационной процедуре реальных ассов своего дела.
Выводы. Сертификация (даже и добровольная) профессиональных инструментов и профессиональной деятельности – важная цель, достижение которой свидетельствовало бы о зрелости нашего профессионального сообщества. Но стоит помнить, что речь идет о сертификации профессиональной деятельности многих тысяч людей, зарабатывающих на хлеб себе и своим семьям этой самой деятельностью. Если попытка организовать добровольную (а по некоторым высказываниям – в последствии обязательную) сертификацию будет интерпретирована практикующим сообществом как «бизнес проект» группы людей по обеспечении себе дохода путем организации дополнительного платного экзамена, опираясь при этом на административные рычаги, сама идея будет надолго скомпрометирована. Чтобы этого не случилось, нужен глубокий публичный анализ сложившейся ситуации и в обучении психологов, и в их профессиональной деятельности. Нельзя пропустить этап широкого и глубокого профессионального обсуждения, достижения профессионального консенсуса по принципиальным вопросам «что», «кто», «зачем» будет сертифицироваться, какая подготовка, где, когда должна предшествовать сертификации, кто будет «судьями». Надо, чтобы в работе по выработке подходов к сертификации были привлечены не только преподаватели ВУЗов и ученые, которые уже выдали государственные сертификаты – дипломы ВУЗов, но и те психологи-практики, кто сегодня работают в различных областях народного хозяйства. Надо добиться, возможно, путем лоббирования нужных законов, чтобы проект «сертификация» стал бы не просто обременением профессиональной жизни выпускников ВУЗов по специальности «психология», но стал бы им интересен и выгоден. Надо попытаться внести изменения в законодательство, защищающие права авторов и правообладателей психологических инструментов. Преждевременный запуск проекта может только повредить престижу психологии и психологов.
Владимир Столин

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить





busyЗагрузка опроса...
Комментарии к статьям